ЧАСЫ ОТ БРЕЖНЕВА

В нашей газете – очередная премьера рубрики.
Издавна в нашем благодатном крае отдыхали, рыбачили и охотились первые лица страны: в дореволюционной России – их величества цари, во времена Советского Союза– генеральные секретари КПСС и члены Политбюро…
Естественно, во время неоднократных вояжей особо важных персон в Крым с ними случались разные интересные и занятные истории. Отныне мы будем рассказывать о них в нашем издании.
Сравнительно недавно на Первом российском канале состоялась премьера сериала «Брежнев», который снял режиссер Сергей Снежкин по сценарию Валентина Черныха.
Фильм получился неожиданным, не таким, каким его многие ожидали видеть.
Это вовсе не пародия на Леонида Ильича, правившего огромной страной почти два десятилетия, не историческое исследование и не документальный сериал.
Это художественный фильм про последние годы человека, управлявшего сверхдержавой, с его слабостями и увлечениями.
Как отметил режиссер сериала: «Сейчас многие плохо знают недавнюю историю, пусть увидят реального человека и через него то, что было в те годы». А великолепно сыгравший престарелого вождя гениальный актер Сергей Шакуров, давая многочисленные интервью, подчеркивал: «Про Брежнева сочинили много мифов, но мы почувствовали обаяние личности этого человека, который любил жизнь, ценил свою жену, по-своему хотел быть справедливым».
Леонид Ильич по жизни был завзятым охотником. И хотя в сериале он уже стар и немощен, его создатели не могли не включить в картину эпизоды, связанные с любимым увлечением Генсека – охотой на кабана.
Мы же представим сегодня одну из историй, случившихся с охотником Брежневым в Крыму.

Часы от Брежнева
Особенно много было у меня охот с Л. И. Брежневым. Я с ним познакомился в 1962 году, когда он только что стал Председателем Президиума Верховного Совета СССР. В то время он был очень быстрым, не терпящим медлительности человеком и требовал такого же поведения от всего своего окружения. В этом мы с ним очень сошлись: в то время я тоже был такой и часто говорил охотникам и егерям: «Давайте потихоньку поспешать».
С Леонидом Ильичом у меня было много разных интересных охот. Я помню еще те времена, когда он много ходил, выезжая на ходовые охоты. Я охотился с ним на Ай-Петри с легавой по перепелкам. Было у нас много общих интересов: помимо охоты мы оба страстно любили голубей и машины.
Леонид Ильич очень хорошо знал Крымское охотхозяйство, часто приезжал туда на охоту и отдых, нередко готовился к выступлениям на съездах и конференциях именно там. Я все время был при нем, днями жил с ним рядом и буквально ежедневно сопровождал его на охоту. Бывало, работает он у себя в кабинете перед каким-нибудь совещанием или съездом, а потом заходит ко мне и говорит:
– А что, Александр Александрович, не прошвырнуться ли нам сейчас на охоту?
Мы выезжали, охотились, а затем он опять возвращался к своему рабочему столу. Нередко, когда он работал, я сидел рядом с ним в кабинете или был неподалеку на территории охотбазы.
Прекрасно зная все хозяйство, он спрашивал:
– Куда сегодня, на какую вышку едем?
И узнав маршрут, говорил:
– Там, кажется, у егеря маленькая дочка, надо захватить ей подарок.
Он никогда не забывал о людях, и это было к его большой чести.
Брежнев был очень страстным охотником. Он хорошо стрелял, но волновался всегда. Волновался так, что когда я стоял рядом, подчас не верил, что он попадет по зверю. Расскажу один случай.
Как-то раз Леонид Ильич говорит:
– Мне хотелось бы отстрелять большого кабана.
Я предупредил, что крупный кабан крайне аккуратен, выходит осторожно и времени на стрельбу будет очень мало.
Перед вышкой была подкормочная площадка. Корм засыпали в ямку, которую закрывали крышкой, и на нее ставили здоровенный пень, чтобы, пока кабан сдвинет его и станет чуть менее осторожным, можно было бы выстрелить.
В Крыму сидение на вышке имеет свои особенности: это не зимой на равнине – в горах постоянно меняется направление ветра, и охота из засидки из-за этого очень трудна. К тому же Леонид Ильич очень много курил. Курил так часто, что мне на вышке все время приходилось его одергивать и уговаривать потерпеть хотя бы 15 минут до выхода зверя. Курил он только «Новость» (были такие сигареты в зеленой пачке). Бывает, слышу – идет зверь, а он курит. Приходилось тут же накрывать Леонида Ильича телогрейкой.
Видя, что с этой привычкой бороться бесполезно, я пошел по другому пути – заставлял егерей курить на вышках во время учетов, подкормки, а на подкормочной площадке специально бросали окурки, чтобы зверь привык к табачному дыму и запаху.
И вот поехали мы на кабана. Был у нас такой зверь, которого хотел добыть Леонид Ильич. В то время сопровождающим запрещалось иметь при себе оружие. Брежнев был с отечественным штуцером, сделанным в Туле по заказу специально для него.
Сидим на вышке. Выходит зверь, я открываю окошко, Брежнев стреляет. Отлично вижу, что попал хорошо – кабана аж отбросило в сторону. Но секач все же ушел. На юге быстро темнеет, и уже приближались сумерки. Понимая, что медлить нельзя, прошу Леонида Ильича:
– Дайте мне штуцер, оставайтесь на вышке, а я доберу кабана.
Он отказался и ответил:
– Пошли вместе.
Быстро нашли кровь по обе стороны от следа. Идем. Не могу сказать, как я почувствовал, что мы зверя прошли. Очевидно, затылком. Леонид Ильич идет впереди с оружием. Когда я обернулся, кабан уже на всех махах летел на нас…
Что мне оставалось делать? Я просто в прыжке ударил Леонида Ильича ногой в спину, и он упал по одну сторону тропы, а сам сделал отчаянный прыжок в другую.
Брежнев упал ничком. Кабан пролетел по тропе вперед, оставив свою кровь у меня на сапоге. Метров через двадцать он развернулся, остановился и уставился на нас.
Леонид Ильич вскочил и наставил на меня штуцер. Я ему показываю: обернитесь, посмотрите!
Он оглянулся туда, куда я указывал. Кабан в это время заложил уши и лег, явно намереваясь к повторному броску. Леонид Ильич прицелился и метким выстрелом добил подранка.
Подошли, посмотрели. Это был огромный секач. Как потом оказалось, он весил более двухсот килограммов. Тут Брежнев пришел в себя и все понял. Подошел ко мне, обнял, поцеловал. Снял с руки часы и подарил мне.
Когда мы приехали на базу, все это неоднократно было пересказано за столом. Я возмутился, что сопровождающим запрещают иметь при себе на этих охотах оружие.
После этого случая по распоряжению Л.И. Брежнева все егеря и охотоведы ездили на правительственные охоты с оружием.
АЛЕКСАНДР КОРМИЛЬЦЫН